«Принц Персии: пески времени»: Это не игра

\\Василиса Петрова

«Принц Персии: пески времени» - двухчасовой фильм английского режиссера Майка Ньюэлла, снятого по мотивам популярной несколько лет назад одноименной компьютерной игры. Это история про мудрого отца-правителя, трех братьев, их завистливого дядю, про то, как их всех испортила власть и как, по традиции, им помогли любовь, боги и стечение обстоятельств.

Главного героя – принца Персии – зовут Дастан, его играет Джейк Джилленхол. Он оказывается самым слабым звеном в правящей арабской семье: давным-давно царь Шараман (Роналд Пикап) подобрал его на улице и привел во дворец, где он рос вместе с двумя родными сыновьями монарха (Ричард Койл и Тоби Кеббел). Дастан за несколько лет, возмужав, стал полноправным членом царской семьи, но уличные корни дают о себе знать: он дерется на спор, лихо прыгает по стенам и домам восточных домов и никого не слушает. Юный принц Персии побеждает всех врагов и, попутно влюбляясь в принцессу Тамину (Джемма Артертон), спасает мир от неминуемого апокалипсиса.

Джейк Джилленхол тщательно изображает на своем лице самые разные эмоции: от удовольствия и удивления до злости и непонимания. Так тщательно, как будто это иллюстрации к учебному пособию «Языки мимики и жестов». Так тщательно, как в жизни-то, конечно, не бывает, да и в кино, вроде как, не принято делать.

Такими же «правильными», как Дастан, оказываются и почти все остальные персонажи. В особенно важные моменты – например, после или перед очередной схваткой – они, медленно вышагивая перед камерой или пронзительно всматриваясь в зрителя, несут какую-то невыносимую ерунду про судьбу и время.

Настоящим живым человеком во всей этой декоративной Персии оказывается, разве что, Альфред Молина, играющий в фильме по-хорошему немного сумасшедшего Шейка Амара. У него пара вставных золотых зубов, диковатый костюм, он все твердит про налоги и прочие проблемы малого бизнеса и разводит страусов. Про страусов он может рассказывать бесконечно. Например, однажды так, между делом, замечает, что те склонны к самоубийствам. Страусы (ну, и деньги) – это его единственная страсть.

Персонаж Альфреда Молина действительно колоритный, и ему достается несколько удачных шуток. Но всего этого мало, чтобы спасти фильм – спасти от зыбкого сюжета, ходульных характеров, скучных диалогов, однообразных драк то на фоне пустыни, то на фоне города, спасти от пошловатого саундтрека в «восточных тонах».

О том, где и когда происходят события в фильме, напоминают многочисленные арабские атрибуты, которыми Майк Ньюэлл заполнил картину. Тут вам и пустыня с бурей, и многоярусные дома с плоскими крышами, и восточные девушки, прячущие свои лица под паранджой, и кружащиеся дервиши, и скарабей на шее Дастана.

А вообще, у «Принца Персии» история гораздо длиннее, чем кажется: почти 20 лет назад эта была двухмерная и поистине культовая компьютерная игра. Нарисованный принц в шароварах с помощью быстрого нажатия клавиш ловко перепрыгивал с крыши – на стену, со стены – на лестницу, убегал от врагов и иногда проваливался в зыбучие пески.

Но двухмерный принц Персии, который мог двигаться только влево-вправо-вверх-вниз, оказался живее снятого Майком Ньюэллом. И не только потому, что у того, нарисованного, было несколько жизней.

Василиса Петрова
28 мая 2010

Статьи по рубрикам

Другие статьи

Наверх